30 сентября 1892 года родилась Зоська Верас

Вернуться к событиям
2 Октябрь

Зоська Верас

30 сентября 1892 года родилась Зоська Верас (Людвика Антоновна Сивицкая-Войтик) — белорусская поэтесса, мемуаристка, общественный деятель. Зоська Верас была знакома и сотрудничала с такими известными личностями, как В.Ластовский, М.Горецкий, А.Гарун, А.Смолич, Ядвигин Ш., С.Гринкевич, С.Новик-Пеюн и др. Она всегда была в гуще событий, вела активную переписку с белорусскими писателями, поэтами, художниками. По воспоминаниям поэтессы Дануты Бичель, когда она предложила Ларисе Гениюш заменить в стихотворении строку «Там жыве, бы ў казцы, Зоська Верас» на «Там жыве бабулька Зоська Верас», Лариса Антоновна ответила: «Старушка — это персонаж, который сидит на завалинке и вяжет носки внукам. Зоська Верас работает для Беларуси, пишет мемуары, отвечает на письма, помогает ученым, музеям и школам. Она — не старушка». Д. Бичель «Хадзі на мой голас» [2008, с.129].

Сама о себе Зоська Верас писала так:

Я не баюся жыцьцёвай буры,
хоць добра знаю яе шум пануры,
і змрочнага не баюся ценю
без ласкі цёплай сонца праменьню,
і не баюся працаў мазольных
для рук бяздольных…
але ж баюся я ўтраты веры,
траты энэргіі баюся бязь меры,
баюся жыці без ідэялу,
бо ў чорнай пустцы сэрца б сканала…
больш чым цялеснай баюся сьмерці –
душой умерці…

Зоська Верас и Гродно

Отец Людвики, Антон Сивицкий, был уроженцем Гродно. В детстве Людвика навещала бабушку и дедушку в Гродно, с отцом путешествовала по Гродненщине. После смерти отца она жила с матерью в Гродно, в квартире на Городничанской улице, училась в частной женской гимназии. В своих воспоминаниях «Старое Гродно», написанных для Музея Максима Богдановича, она описала и старый понтонный мост, по которому телеги могли проезжать только по очереди, по одной, и Соборную улицу (сегодня улица Советская) — место прогулок и встреч молодежи, и магазинчики на Рынке (современная Советская площадь). По словам Д.Бичель, которой Зоська Верас передала воспоминания, «она писала сразу, черновиков не делала, и рукопись была без единой правки». Рукопись «Старое Гродно» хранится в нашем музее. В письме к Д.Бичель Зоська Верас написала: «Мои мысли часто летят в Гродно — к теням моих дедов, к воспоминаниям об искреннем упорном труде в Гродненском кружке белорусской молодежи, туда, где я встала на белорусский путь…».

Зоська Верас и Максим Богданович

Гродно связал Зоску Верас с Максимом Богдановичем – это город детства их обоих. В фондах нашего музея хранится фотография пятилетней Людвики, сделанная в фотостудии Садовского и Козловского — той самой, в которой было сделано первое фото Максима Богдановича в 1892 году.

В 1916 году уже взрослыми людьми они встретились в Минске, где вместе работали в Белорусском комитете помощи жертвам войны и стали хорошими друзьями. «Она рассказывала мне о Максиме при каждой встрече… Рассказывала, каким Максим был красивым, таким высоким, что ему приходилось постоянно нагибаться, и что его волосы были каштановыми, роскошными, волнистыми, а глаза — голубыми, в пасмурный же день — светло-серыми, а не карими, как изображали на картинах. Я ее подначивала: «А Павлина Меделка мне говорила, что Максим был некрасивым — слишком бледным, больным, кашлял и потел». А пани Людвика вскинулась: «Это неправда! Он был бледен, но это было ему к лицу. А когда кашлял, обычно отходил в сторону. И у него всегда был чистый носовой платок, чтобы вытереть пот и губы». Д. Бичель «Хадзі на мой голас» [2008, с.132]. В экспозиции нашего музея представлен сборник М. Богдановича «Вянок» с автографом Зоськи Верас.

Зоска Верас и ботаника

В Гродно в доме Элизы Ожешко гимназистку Людвику Сивицкую впечатлили прикрепленные к стенам композиции из засушенных цветов и листьев, сделанные знаменитой писательницей. Любила составлять гербарии и сама Зоська Верас, интересовалась ботаникой, хорошо знала лекарственные травы. В Варшаве она прошла 10-месячный курс садоводства, огородничества и пчеловодства, а много позже вокруг ее знаменитого «лесного домика» на окраине Вильнюса был богатый ботанический сад, в котором она выращивала уникальные сорта цветов, деревьев, папоротников, китайских, японских, голландских роз, цитроны, лавр, орехи. Она приглашала в свой сад художников, чтобы они зарисовали растения в разные периоды вегетации, собирала и сушила травы, создавала рецепты сборов. Гости, которые приезжали к Зоське Верас, чтобы узнать о белорусском возрождении начала ХХ века, всегда могли рассчитывать на чашку травяного чая.

«Беларуска-польска-расейска-лацiнскi батанiчны слоўнiк» (1924) был благосклонно принят критиками, отметившими красивые и образные белорусские названия растений. Сейчас словарь Зоськи Верас — библиографическая редкость, один экземпляр, кстати, находится в Национальной библиотеке Нью-Йорка.

Зоська Верас и письма

В письме к Дануте Бичель Зоська Верас призналась: «Мне нравится получать письма. Письмами и живу. Это моя связь с людьми…» «Письма друзей юности, а она со всеми переписывалась и знала их судьбы на земном шаре, были перевязаны ленточкой и сложены в хронологическом порядке. Она говорила: «Вы спрашиваете о Петре Ластовке? Откройте ящик тумбочки. Вон та стопка с розовой ленточкой — письма от него. Прочтите, чтобы иметь четкое представление о человеке». Д. Бичель «Хадзі на мой голас» [2008, с.133-134]. Более 100 писем и открыток из архива Зоськи Верас хранятся в Музее Максима Богдановича.